3 заметки с тегом

корпорации

Росатом — вне либеральной доктрины экономики

В момент своего создания, в 2007 году, Росатом был напрямую подотчетен президенту России, летом 2008 года корпорация была переподчинена премьер-министру, но только для того, чтобы летом 2012 года снова перейти под прямой контроль президента. Удивительная бюрократическая чехарда! Если, конечно, не обращать внимания на то, что во всех случаях Росатом напрямую подчинялся Владимиру Путину, какой бы пост в системе государственного управления он ни занимал. Путин «вычленил» среди всех государственных компаний атомную отрасль для того, чтобы попробовать на деле реализовать идею, высказанную им в его речи перед Совбезом в декабре 2005 года.

«У нашей страны есть и естественные конкурентные преимущества, и природные, и технологические возможности для занятия более значимых позиций на мировом энергетическом рынке. От того, какое место мы займем в глобальном энергетическом контексте, прямо зависит благополучие России и в настоящем, и в будущем. Заявка на лидерство в мировой энергетике — это амбициозная задача. Россия должна стать инициатором и „законодателем мод“ в энергетических инновациях, в новых технологиях. Убежден: наша страна, ее топливно-энергетический комплекс и отечественная наука готовы принять такой вызов».

Энергетическая сверхдержава — это не поставки энергоресурсов как биржевого товара, эта концепция должна предусматривать расширение влияния отечественных технологий, работу с внешними партнерами на основании комплексных предложений, когда компания способна предложить весь комплекс услуг, связанных с тем или иным энергетическим ресурсом.

Комплексные предложения Росатома — основа расширения сферы технологического влияния

Работать по программе «всё включено». Именно так действует Росатом, работая с заказчиками Белоруссии, Узбекистана, Бангладеш, Индии, Китая, Турции, Египта, Венгрии: вот атомные энергоблоки поколения 3+, уже работающие в России, вы можете на месте убедиться, насколько полно они соответствуют постфукусимским требованиям по безопасности, замерить уровни радиации, оценить надежность эксплуатации. Росатом способен предлагать ядерное топливо нескольких видов, каждое из которых имеет свои особенности — по времени нахождения в активной зоне реактора, по экономическим эффектам, по методам работы с извлекаемым облученным топливом. Переработка облученного ядерного топлива — в комплекте; возможность подготовки специалистов — да, конечно, у Росатома есть ряд опорных вузов; помощь в согласовании национального законодательства с требованиями МАГАТЭ — только попросите.

Росатом на сегодняшний день строит 2/3 атомных энергоблоков в мире — «контрольный пакет». Росатом разработал свое второе комплексное предложение — центры ядерной науки и технологии, которые состоят из исследовательского реактора по выбору страны-заказчика, «горячих» лабораторий (обеспеченных оборудованием, которое позволяет работать с радиоактивными материалами), оборудованием, которое позволяет производить медицинские изотопы, обрабатывать продукты питания. Такие ЦЯНТ точно так же, как и АЭС, требуют подготовки специалистов, которые будут не только непосредственно работать в этих исследовательских центрах, но и формировать собственную атомную научную школу, которая навсегда будет связана с «материнской» российской научной и технологической школой, расширяя и расширяя сферу технологического влияния России. Помогая странам-новичкам разрабатывать и создавать «атомное законодательство», согласовывать все вопросы с МАГАТЭ, Росатом помогает создавать и государственные надзорные органы, которым предстоит контролировать атомную отрасль — и это еще один существенный вклад в создание долгосрочной надежной связи этих стран с Россией.

Широко известны предложения академика Глазьева, который предлагал поднимать российскую промышленность за счет дешевого государственного финансирования — Росатом реализует эту идею в масштабах корпорации, внося небольшую корректировку в виде гарантированного сбыта. И мы снова наблюдаем зону ответственности правительства России с его либеральным крылом и зону ответственности Росатома, который фактически подотчетен напрямую Путину. Снова — стойкое впечатление, что концепцию России как энергетической сверхдержавы решили «обкатать» в рамках отдельно взятого Росатома, чтобы можно было посмотреть на результаты Росатома и на результаты, которые в рамках рыночной доктрины получит правительство.

Концепция России как энергетической сверхдержавы в миниатюре
Перечень направлений развития новых проектов Росатома можно продолжать и дальше — проекты не атомные, но энергетические, проекты атомные, но не энергетические и проекты не атомные и не энергетические сплетаются в своеобразную мозаику, дающую общую картину. Росатом стал не только лидером мирового атомного энергетического проекта, корпорация становится драйвером роста для самых высокотехнологичных направлений развития экономики, поддерживает и развивает не только отраслевую, но и академическую науку, сотрудничая с РАН и институтом Курчатова. Но и более традиционные отрасли не уходят из зоны внимания Росатома — это не только атомное машиностроение, строительство атомных ледоколов и пока единственной в мире плавучей атомной тепловой электростанции, которые потребовали сохранения и развития отечественного судостроения. Росатом уже заявил о своем намерении войти в рынок контейнерных судоперевозок, Росатом добывает уголь в Забайкалье, готовит к реализации проект горнодобывающего предприятия на Новой Земле, где будут добываться и обогащаться свинцовые и цинковые руды.

Источник: geoenergetics.ru

«Наши умы можно похитить». Почему создатели соцсетей уходят в офлайн

Джастин Розенштейн заблокировал на своем ноутбуке reddit, удалился из cнэпчата, который он сравнивает с героином, и установил себе лимиты на использование фейсбука. В августе 34-летний топ-менеджер IT-компании купил новый айфон и попросил ассистента активировать на нем опцию родительского контроля, которая не дает владельцу устанавливать на телефон приложения. Он строго следит за своими лайками, которые описывает как «яркие вспышки псевдоудовольствия», настолько же пустые, насколько аддиктивные.

Розенштейн знает, о чем говорит, — ведь это он изобрел лайк.

Десять лет назад молодой разработчик Facebook засиделся до ночи, создавая прототип кнопки, которую про себя называл «кнопкой классности». Сегодня он принадлежит к небольшому, но быстро растущему сообществу еретиков Кремниевой долины, которые жалуются на подъем «экономики внимания» — явления, когда интернет формируется исходя из потребностей рекламной индустрии.

Среди единомышленников Розенштейна — несколько руководителей высшего звена, в основном это дизайнеры, разработчики, проджект-менеджеры и другие специалисты, по кирпичикам строившие цифровой мир, который они же сейчас стремятся разрушить. «Люди постоянно создают что-то из лучших побуждений, а потом оказывается, что они сотворили монстра», — говорит Розенштейн. Он ушел из Facebook и Google, сейчас его небольшая компания занимается повышением продуктивности офисных работников. Главным предметом беспокойства для автора лайка стало психологическое воздействие технологий на людей, которые свайпают и тапают по экранам своих телефонам в среднем 2617 раз в день. Помимо собственно привыкания, технологии вызывают состояние, которое получило название «продолжительное частичное внимание». Это явление резко снижает способность к сосредоточению и ухудшает когнитивные функции.

Как показало одно недавнее исследование, смартфон, находящийся поблизости, отупляет владельца даже в выключенном состоянии.

В 2007 году Розенштейн принадлежал к маленькой группе людей, которые решили добавить в фейсбук позитива, дав людям возможность ставить лайки. Эта функция изменила всё. Охваты соцсети выросли многократно, компания получила простой механизм сбора данных о предпочтениях пользователей для продажи рекламодателям, ее инновацию скопировали все остальные.

Противники лайка отправляют своих детей в элитные школы Кремниевой долины, в которых запрещены смартфоны, планшеты и ноутбуки. Нужны еще примеры? Стив Джобс в 2010-м рассказал, что его дети никогда не пользовались айпадом. Крис Андерсон, бывший главред Wired и основатель компании по производству дронов, наложил строгие ограничения на использование всех гаджетов в доме, потому что «среди первых столкнулся с опасностью технологий». Ни одному из его пятерых детей не разрешалось пользоваться устройствами с экраном в своей комнате. Эван Уильямс, основатель Twitter, Medium и Blogger, сотнями покупал своим сыновьям книги, но отказался давать им планшет.

Журналист The New York Times сравнил принципы этих технократов с кредо успешного наркодилера: никогда не подсаживайся на собственную дурь.

39-летний Нир Эяль — автор книги «На крючке. Как разрабатывать продукты, создающие привыкание». Программисты, дизайнеры и предприниматели в сфере IT платят по 1700 долларов за курс Habit Summit, на котором он учит манипулировать потребителями так, чтобы они как можно больше времени взаимодействовали с вашим сайтом или приложением.

Он утверждает, что технологии стали для пользователей если не наркотиком, то по меньшей мере одержимостью. Клик по уведомлению стал рефлексом. Зайдя в соцсеть или на ютуб на несколько минут, человек незаметно для себя проводит час, скролля и кликая. Здесь нет случайности, все происходит потому, что именно так задумали разработчики и дизайнеры. Эяль объясняет, как строится система поощрений (варьирование наград ради того, чтобы создать желание) и эксплуатируются негативные эмоции (построение триггеров).

Тристан Харрис считает, что нет. 33-летний экс-сотрудник Google, прошедший курс реабилитации от цифровой зависимости, заслужил от журналистов титул «совесть Кремниевой долины» за свои публичные выступления против индустрии.

«Мы все воткнуты в эту сеть, и она может похитить наши умы. Мы думаем, что каждый раз делаем свободный выбор, но это не так», — заявляет Харрис. Миллиарды людей, использующих информационные технологии, лишены выбора и знания — они не могут отказаться от телефонов и компьютеров, и никто не рассказывает им о тех хитростях, с помощью которых горстка жителей Кремниевой долины направляет течение их жизней.

В Стэнфорде научным руководителем Харриса был Би Джей Фогг, психолог-бихевиорист, мастер «убеждающего дизайна». Многие его студенты, включая Нира Эяля, стали востребованными и высокооплачиваемыми специалистами в IT-компаниях. Харрис стал отступником и правдоискателем.

«Я не знаю более важной проблемы, требующей срочного вмешательства, чем эта, — говорит он. — Она меняет демократию, меняет нашу способность общаться, меняет наши отношения». Прежде чем забить тревогу публично, Харрис три года пытался изменить систему изнутри, сидя в штаб-квартире Google.

Эти функции не всегда универсальны, они могут адаптироваться под конкретного пользователя. К примеру, утекший в Сеть внутренний отчет Facebook показал, что компания может определять, когда тинейджеры чувствуют себя «незащищенными», «никчемными» и «нуждаются в повышении самооценки».

Иными словами, они знают, какие кнопки нажимать в душе человека. И эти знания и умения продаются тому, что заплатит больше.

Пример аддиктивного дизайна от сотрудника Facebook: когда разрабатывали уведомления (о новых лайках, комментариях, добавлении в друзья), их сделали синими, в стилистике соцсети, скромными и ненавязчивыми. Но на них никто не кликал. Тогда их сделали красными, и — вуаля! — кликают все.

Этот же принцип лежит в основе механизма обновления контента pull-to-refresh («потяните, чтобы обновить») — каждый раз, пока загружается контент, мозгу кажется, что это крутится барабан игрового автомата.

Механизм pull-to-refresh, впервые примененный в твиттере, придумал Лорен Бричтер для своего стартапа, твиттер-клиента Tweetie, — потому что ему просто некуда было поместить кнопку «Обновить». Сейчас ему 32, он не отрицает сходство своего изобретения со слот-машиной, но заверяет, что не планировал такого эффекта: «У меня двое детей, и я сожалею о каждой минуте, которую не уделил им из-за того, что меня засосал смартфон».

Лорен говорит, что многие годы думал о том, принес ли человечеству пользу своей работой. Он ограничил свое онлайн-общение перепиской в телеграме с женой и двумя друзьями, отключил все пуши, заблокировал несколько сайтов, но из твиттера уйти так и не смог: «Я все еще трачу время на чтение глупых новостей, о которых уже слышал». Он всегда заряжает свой смартфон на кухне, подключает к розетке в 7 вечера и не прикасается к нему до утра.

33-летний Крис Марселлино — соавтор патента Apple на технологию мгновенных сообщений, выводящихся на экран в реальном времени. Он работал в команде, отвечающей за ПО для iPhone, и специально, по его словам, ни к какой аддиктивности не стремился — разработчиков вдохновляли исключительно позитивные перспективы: дать возможность людям общаться, быстро узнавать важные новости, экономить на звонках. Сейчас он заканчивает обучение на нейрохирурга, которое дает ему возможность утверждать: технологии активируют те же цепочки нейронов, что и другие человеческие желания — найти еду, тепло, секс или наркотики. Принцип дофаминового вознаграждения работает во всех случаях.

«Но стремление удержать внимание людей на своем продукте — это не зло по определению, — добавляет Марселлино. — Это капитализм».

Бизнесмен тщательно подбирает слова: «Google и Facebook руководят хорошие люди, чьи добрые намерения привели к ужасным непреднамеренным последствиям. Проблема заключается в том, что компании ничего не могут сделать с вредом, который они приносят, если они не откажутся от текущих рекламных моделей».

Но как заставить корпорации отказаться от рекламных моделей, которые сделали их самыми прибыльными предприятиями мира? Макнейми видит выход в усилении государственного регулирования, в том числе и в части антимонопольного законодательства.

Розенштейн считает, что к интернет-компаниям должны применяться законы, основанные на моральном императиве, — аналогичные тем, которые ограничивают действия топливно-энергетических и табачных компаний: «Если мы будем думать только о максимизации прибыли, то быстро скатимся к антиутопии».

«Экономика внимания ставит наши импульсы превыше наших намерений», — утверждает ученый. А это значит, что сенсационному отдается приоритет перед глубоким и детальным, всем рулят эмоции.

Журналистика всё чаще служит интересам не общества, а технологических компаний. Чтобы выжить в эпоху постоянно урезающихся охватов, медиа нужно высасывать из пальца сенсации, продуцировать кликбейт и делать аттракцион из любого контента.

Проблема фейковых новостей и манипулирования голосами избирателей существует не на уровне кучки злых дядь с ботами: сама экономика внимания выносит на гребень волны таких персонажей, как Дональд Трамп, которые мастерски играют с эмоциями сторонников и противников, оборачивая себе на пользу гнев и создавая протест. Уильямс начинал писать свою диссертацию еще до событий 2016 года, когда мир потрясли Брекзит и проигрыш Хиллари Клинтон, но когда они случились, он констатировал: то, что раньше выглядело как отдаленный настораживающий тренд, стало манифестом новой политической реальности.

Технологии не только вредят нашей сосредоточенности и влияют на политику — они делают нас менее рациональными и более импульсивными, считает Уильямс.

Мы живем с подорванной волей, в состоянии постоянного когнитивного отвращения.

Если демократия — это воля народа, а наша воля всё чаще не принадлежит нам, способны ли мы распознать тот момент, когда демократия умрет? А если не способны — откуда мы знаем, что этого еще не случилось?

http://surfingbird.ru/surf/nashi-umy-mozhno-pohitit-pochemu-sozdateli--4too73E53

 11   2018   3 приоритет   корпорации   общество   СоцСети

Без картофеля, кофе и какао: грозит ли человечеству исчезновение привычных продуктов питания

Многие виды растений и животных находятся на грани вымирания, и государства, общественные организации и частные фонды прикладывают немалые усилия для их спасения. Но мало кто задумывается о том, что из-за изменений климата и ухудшения экологии под угрозой исчезновения оказались привычные для человечества сельскохозяйственные культуры.

Во вторник, 26 сентября, был опубликован доклад международной научной организации Bioversity International, которая занимается вопросами биоразнообразия. Из него следует, что из-за глобального потепления уже через 40 лет мы можем остаться без какао, кофе и даже картофеля.

Monsanto страшнее вымирания

«Она действительно угрожает всем сельхозкультурам, причём не завтра, не через 50 лет, а сегодня и даже вчера. То, что они делают в связи с ГМО, реально бьёт по продуктивности сельскохозяйственных производителей. Человечество ставится в зависимость от получения семенного фонда, ведь ГМО-растения неспособны к репродукции, у них погашена эта функция. Возникает прямая зависимость от того, что даст или не даст корпорация.

Компания Monsanto появилась ещё в начале XX века. С 80-х годов прошлого столетия она начала разработки в сфере генного модифицирования растений, и к настоящему моменту на некоторых рынках семян Monsanto является монополистом.

Её регулярно критиковали противники ГМО, при этом объектом критики выступает не только сам факт модификации семян, но и то, что компания вынуждает производителей покупать их регулярно.

Выступая в свою защиту, корпорация неоднократно подчёркивала, что строго выполняет законодательство тех стран, в которых работает, а некоторая монополизация рынков в отрасли связана с высоким качеством её продукции.

Гринпис не поможет

Международная неправительственная организация „Гринпис“, которая появилась в 1971 году в Канаде, планировала бороться с такими негативными последствиями воздействия человека на окружающую среду, как изменение климата, уделять внимание редким и вымирающим видам животных, сбережению ресурсов, спасению лесов. За годы своего существования Гринпис провёл тысячи акций во всех регионах мира. При этом волонтёры организации нередко используют радикальные (но без применения насилия) формы деятельности, нарушающие законодательства разных стран.

„Однако с момента создания Гринпис финансировался через сторонние организации американскими спецслужбами. И их деятельность изначально была направлена на решение задач, которые им ставили и оплачивали именно спецслужбы. В свою очередь, британские спецслужбы начали развивать похожую идею, организовав Всемирный фонд дикой природы (WWF), связанный с биопродуктивностью и воздействием на хозяйственную деятельность через экологические ограничения. Влияние на биопродуктивность или возможность доступа к этим ресурсам — это существенный регулирующий момент, который позволяет за небольшие деньги решить большие проблемы“, — пояснил Пешков.

Спасительная момордика

В действительности проблема исчезновения основных сельскохозяйственных культур никому не интересна, а потенциальная угроза голода для всего человечества может проявиться уже в ближайшие десятилетия. Истории известны случаи, когда неурожай или болезни культивируемых растений приводили к голоду и гибели большого количества людей. Например, в середине XIX века из-за распространения фитофтороза в Ирландии разразился страшный голод, который привёл к гибели 25% населения острова.

Заражённые клубни гнили прямо в земле, а поскольку все поля в стране были засажены одним сортом картофеля, пострадал практически весь урожай. Мало того, после уборки урожая споры возбудителя сохранились в земле и с током воды перенеслись на незараженные почвы. На протяжении шести лет (с 1846 по 1851 год) ситуация только ухудшалась. В те годы в результате голода и болезней, связанных с недоеданием, в Ирландии, по разным подсчётам, погибли от 500 тыс. до 1,5 млн человек.

Самый известный пример введения в рацион питания человека новых сельскохозяйственных культур связан с открытием Америки. До этого времени большая часть человеческой цивилизации не была знакома с такими привычными сегодня продуктами, как томат и картофель.

https://russian.rt.com/science/article/434297-ugroza-goloda-dlya-cheloivechestva